Font Size

Profile

Menu Style



unrel.org

Суббота, 07 Сентябрь 2013 11:54

Часто задаваемые вопросы

Written by 
Рейтинг
(5 Голосов)

 

Задать вопрос специалисту

вопросы в центре«В полной мере осознавая, что Всемогущий Господь создал
разум человека свободным,… …что правда поистине
велика, что истина восторжествует, если будет
предоставлена своим собственным силам, что она сама
является надлежащим и достойным противником
заблуждения, и не следует опасаться за исход их
столкновения до тех пор, пока людское вмешательство не
лишит ее естественного оружия — свободы доводов и
дискуссий: заблуждения перестают быть опасными,
когда разрешается свободно им возражать…».

Томас Джефферсон,
Акт об установлении религиозной свободы в Вирджинии,
1786 год

 

На вопросы отвечает референт по вопросам новых религиозных движений Минской Епархии Белорусского Экзархата, доктор теологии Венского Университета, Мартинович Владимир Александрович. Вопросы о сектах и сектоведении можно присылать по адресу: Această adresă de email este protejată de spambots. Trebuie să aveți JavaScript activat ca să o puteți vedea. .

 

№1: Что такое секта?


№2: Сколько сект действует в Беларуси в настоящее время? 


№3: 
Возможно, эта информация есть в органах государственного управления, в академии наук или иных научных центрах?

№4 Почему важно знать, сколько сект сейчас действует в Беларуси?

№5: Кто решает, какие организации относить к сектам, а какие нет? 

№6: Наша организация зарегистрирована в соответствии с Законом Беларуси «О свободе совести и религиозных организациях» от 2002 года в качестве религиозной. Почему, несмотря на официальную регистрацию, Вы относите ее к сектам?

№7: Термин «секта» имеет негативные коннотации и в науке не используется! Почему Вы говорите о нем, как о научном термине?

№8: Почему бы ученым не прислушаться к тому, что термин «секта» имеет в обществе негативные смысловые оттенки и не заменить его каким-либо иным, нейтральным понятием?

№9: Критикуя секты, Вы нарушаете их право на свободное исповедание своей веры!

№10: Что такое «карты Таро» и как Православная Церковь относится к гаданиям на картах Таро?

№11: Что Вы думаете о деструктивных сектах?

№12: Какие категории людей, чаще всего уходят в секты?

№13: Как относиться к периодически называемому в прессе количеству сект, действующих в той или иной стране мира?

№14: Какие типы сектантства существуют в Беларуси?

№15: Как эти типологии связаны друг с другом?

№16: Имеет ли данная типология универсальный характер?

№17: Возможны ли иные подходы к составлению типологии нетрадиционной религиозности?

 


 

Вопрос:
Что такое секта?
Ответ:
Понятие секта является одним из ряда терминов, используемых в Центре Иосифа Волоцкого для описания основных типов нетрадиционной религиозности. Он имеет чисто инструментальное значение, которое наиболее полно и адекватно раскрывается только при ознакомлении с остальными понятиями, используемыми при анализе нетрадиционной религиозности. Под сектой понимается религиозная организация, отколовшаяся от какой-либо иной религиозной организации (традиционной религии, либо секты). Вместе с понятием секта используется термин культ, который определяется как религиозная организация, образовавшаяся в результате радикальной инновации - процесса целенаправленного создания или спонтанной самоорганизации религиозной группы, при противопоставлении ее всему окружающему религиозному пространству и без предшествующей структурной зависимости от какой-либо иной религиозной организации. Секты и культы, взятые вместе, представляют собой первый тип нетрадиционной религиозности. Они имеют сильно развитую организационную структуру, институт постоянного членства, а также всесторонне развитое вероучение, охватывающее все сферы бытия человека и мира. Секты и культы имеют религиозную направленность и допускают возможность тотального пожизненного вовлечения человека в свою деятельность.
Ко второму типу относятся клиентурные культы - организации, имеющие слабо развитую организационную структуру, институт временного членства и претендующие на полноту знаний в какой-либо конкретной сфере бытия человека и общества. Клиентурные культы предлагают ограниченный набор специализированных услуг за определенную плату или компенсацию и изначально не предполагают выстраивания долгих отношений со своими «клиентами». Временное членство в них, длящееся от нескольких дней до нескольких лет, заключается в прослушивании лекций, участии в семинарах, тренингах, сеансах исцеления или контактах с высшим разумом, инициациях, обучении составлению гороскопов и т.д. Клиентурные культы могут иметь религиозную, псевдопсихологическую, экологическую, образовательную и др. ориентации. Секты, культы и клиентурные культы вместе взятые именуются новыми религиозными движениями.
К третьему типу относятся аудиторные культы - отдельные индивиды или небольшие группы лиц, имеющие минимальную организационную структуру с системой регулярной трансляции оккультно-мистического знания в массы и/или с оказанием упрощенных оккультно-ритуальных услуг, при полном отсутствии института членства. Наиболее распространенные формы аудиторных культов включают в себя публичные лекции, выставки, концерты, а также частные практики астрологов, экстрасенсов, магов, колдунов и др. Ни к чему не обязывающая «принадлежность» к ним подразумевает посещение указанных мероприятий и индивидуальных практик.
К четвертому типу относится оккультная среда общества, которая включает в себя все неинституционализированные нетрадиционные религиозные идеи, смысловые конструкции и ритуальные практики современного общества, передаваемые и поддерживаемые как конкретными людьми, их разделяющими, так и с помощью литературы, аудио-, видеоматериалов, периодических изданий, TV передач и др. носителей информации соответствующего содержания. Приметы и суеверия, вера в НЛО и аномальные зоны, в энергетический вампиризм, в действенность порчи и сглаза, в особое значение сновидений и их толкование, в силу талисманов и оберегов, в гадания и астрологические гороскопы и т.д. и т.п. являются лишь некоторыми наиболее распространенными в современном мире ее составляющими. Оккультная среда общества является самым большим и значимым типом нетрадиционной религиозности.
К пятому типу нетрадиционной религиозности относится внутрицерковное сектантство - всевозможные формы нетрадиционных, языческих, оккультно-мистических верований и практик, существующих в границах традиционных религий мира. Такие народные формы религиозности, редуцирующие и искажающие ортодоксальное вероучение и религиозную практику являются практически неконтролируемыми образованиями и сопровождают жизнь всех без исключения религий мира.
К шестому типу нетрадиционной религиозности относятся так называемые сектоподобные группы – организации, совмещающие в своих границах не имеющие ничего общего с сектантством элементы, с рядом чисто сектантских характеристик. Такое совмещение достигается одним из двух основных способов: а) путем тесного переплетения сектантского и несектантского компонентов на уровне вероучения, структуры, членства, или деятельности организации; б) посредством простого соприсутствия обоих компонентов в границах одной и той же организационной структуры. Сектоподобные группы глубоко нестабильны и являются пограничной или переходной формой сектантской организации. Они могут также легко терять свои сектантские характеристики, как и развивать их превращаюсь в полноценные культы (либо клиентурные культы). Соответственно их сектантскость является постоянно изменяющейся величиной и лишь в редких случаях организации этого типа могут сохранять status quo на протяжении достаточно долгого времени. Сам факт существования сектоподобных групп является одним из весьма красноречивых свидетельств о тесной, неразрывной взаимосвязи и вписанности нетрадиционной религиозности в культуру, традиции и практики окружающего общества.
Понятие секта занимает в приведенной типологии свое, строго отведенное ей место, но даже и близко не исчерпывает все многообразие форм сектантства. Этот термин имеет долгую и интересную историю, которая частично была рассмотрена в книге: Мартинович В.А. Введение в понятийный аппарат сектоведения. В ряде случаев понятие секта может использоваться как собирательное наименование всех типов нетрадиционной религиозности. Однако, такое употребление этого термина возможно только вне контекста серьезного научного анализа сектантства.

Вопрос:
Сколько сект действует в Беларуси в настоящее время?
Ответ:
Точного ответа на данный вопрос не существует. Для этого есть достаточно серьезные причины. В среде нетрадиционной религиоз­ности Беларуси постоянно протекают процессы возникновения и рас­пада сект. Для того чтобы установить факт деятельности секты до­статочно обнаружить документы, отражающие ее работу в какой-то из периодов истории Беларуси. В противовес этому определить мо­мент распада секты достаточно сложно, т.к. отсутствия внешних при­знаков ее работы еще не достаточно для фиксации исчезновения ор­ганизации с территории Беларуси. Известны случаи, когда отдельные секты работали в подполье на протяжении многих лет, и совершенно случайно обнаруживалось, что считавшаяся давно распавшейся организация спокойно рас­пространяет свои материалы среди населения страны. Весьма показательным в этом отноше­нии является пример с сектой иеговистов-ильинцев, основанной в 1846 году. С конца XIX века о работе этой секты в Беларуси не было никаких сведений. Церковь, государство и ученый мир на протяжении более чем 100 лет были единодушно убеждены в том, что этой секты в Бе­ларуси уже не существует. При этом в 2009 году иеговисты-ильинцы, после более чем 100 лет полного молчания, начали активно распространять свои материалы в Минске. Таким образом, для того, чтобы ответить на вопрос о том, сколько сект действует в Беларуси в настоящее вре­мя, нужно иметь документы о деятельности каждой из уже известных сект, датируемые как минимум годом постановки вопроса. Так как по вполне понятным причинам все действующие в Беларуси секты не спешат ежегодно оповещать о своей работе окружающее их общество, то и необходимой для адекватного ответа подборки документов просто нет. В результате можно говорить только о количестве организаций, деятельность которых в Беларуси документально фиксируется в архивах Синодального центра сектоведения для того или иного периода вре­мени. Например, для периода с 1980 по 2016 гг. это более 1000 сектантских сообществ разных типов структуры и содержания, но без учета их филиалов. Однако сказать, сколько из них дей­ствует в настоящий момент, не представляется возможным.

Вопрос:
 Возможно эта информация есть в органах государственного управления, в академии наук или иных научных центрах?
Ответ:
Думаю, что и там этой информации также нет. Аппарат уполномоченного по делам ре­лигий и национальностей при Совете Министров Республики Беларусь занимается только зарегистрированными в установленном порядке религиозными организациями. Изучением конфессионального пространства Республики Беларусь во всем многообразии его форм и раз­новидностей, то есть, включая нетрадиционную религиозность, секты и культы, Аппарат не занимается. То же можно сказать и о других органах государственного управления. Однако в этом нет ничего неожиданного. Мне не известна ни она страна мира, в которой государство занималось бы подсчетом количества действующих сект. Есть страны, публиковавшие списки опасных с их точки зрения сект, но не списки всех нетрадиционных религиозных сообществ, действующих на их территории. Этим, чаще занимаются ученые. Правда, в Национальной ака­демии наук Республики Беларусь, равно как и в других научно-исследовательских учреждени­ях и центрах страны, подсчетом сект все же никто не занимается.

 


Вопрос:
Почему важно знать, сколько сект сейчас действует в Беларуси?
Ответ:
Это важно знать для специалистов в области нетрадиционной религиозности, глубоко и серьезно занимающихся изучением сектантства. Это нужно знать миссионерам и священнос­лужителям Церкви для подготовки адекватного и конструктивного ответа на возникающие у населения вопросы о сектантстве. Это полезно знать представителям органов государствен­ного управления для понимания процессов, протекающих в конфессиональном пространстве Республики Беларусь. Но во всех этих случаях данная информация имеет значение не сама по себе, но лишь как часть более солидного корпуса знаний о феномене нетрадиционной религи­озности, позволяющего решать самые разные научно-исследовательские, просветительские и управленческие проблемы и вопросы.
Для широких слоев населения эта информация не так уж и важна. Точное число сект мало что скажет о ситуации в области сектантства в Беларуси, особенно если его вырвать из кон­текста специальных сектоведческих знаний, что, собственно, в подавляющем большинстве случаев и происходит.
Во-первых, население практически никогда не учитывает, что секты сильно отличают­ся друг от друга. Одни из них представляют собой огромные организации с многомиллиард­ным долларовым бюджетом, филиалами в сотне стран мира и миллионами последователей. Другие объединяют небольшое количество последователей, порой не более 10-15 человек, и никакого особого влияния ни на кого не оказывают. Соответственно принципиально важно знать не только количество сект, но и их размеры, статус, социальные и демографические ха­рактеристики членов и т.д. и т.п.
Во-вторых, людьми также не делается поправка на то, что секты и культы являются всего лишь одним из 6 основных типов нетрадиционной религиозности, при чем, не самым важным. Даже если бы нам удалось узнать не только точную информацию о количестве сект, действу­ющих в настоящее время, но и получить данные обо всех их ключевых характеристиках, этой информации было бы все еще недостаточно для понимания феномена нетрадиционной ре­лигиозности в целом. Попытка же найти информацию по остальным пяти типам сектантства открывает перед нами совершенно иные горизонты и масштабы анализа, с позиций которых суета вокруг поиска точного количества сект вызывает улыбку и представляется не самой замысловатой задачей по сравнению с действительно сложными проблемами и вопросами сектоведения.

Вопрос:
Кто решает, какие организации относить к сектам, а какие нет?
Ответ:
В сектоведении существуют четкие критерии того, какие организации можно относить к сектам, а какие нет. Эти критерии не придуманы в Центре Иосифа Волоцкого, и я не являюсь их автором. Само их появление является результатом многолетней кропотливой работы сотен ученых всех стран мира. В силу этого, отнесение какой-либо группы к сектам есть результат сравнения уже существующих критериев с документами и материалами рассматриваемой организации. Во всем мире известно порядка 50 типов сект и культов. В Беларуси представлено только 17 из них: 1. астрологические культы; 2. движение нового мышления; 3. коммерческие культы; 4. неоязычники; 5. НЛО культы; 6. культы восточной ориентации; 7. оккультно-мистические культы; 8. политические культы; 9. псевдо-научные культы; 10. псевдо-психологические культы; 11. псевдо-христианские культы; 12. сатанизм; 13. синкретические культы; 14. спиритические культы; 15. утопические культы; 16. христианские секты; 17. центры экстрасенсорного целительства, магии и колдовства. Сотни, а порой и тысячи научных исследований во всем мире посвящены каждому их этих 17 типов. Все они изучены достаточно глубоко и подробно. Поэтому для каждой из 400 известных мне сект Беларуси можно привести четкое обоснование, почему она была отнесена к сектантству, и дать при этом ссылки на ведущие отечественные и зарубежные исследования ученых, выдвигающих те же критерии, а порой и относящих эти же самые группы к сектам. Здесь нет места индивидуальным предпочтениям, желаниям, эмоциям или произволу сектоведа. Только понятные, открытые и в любой момент объясняемые и проясняемые для всех желающих критерии. Сектовед не может позволить себе роскоши включить в список сект кого попало, не прояснив, почему и на каком конкретно основании принимается то или иное решение. Бывают ситуации, когда имеющаяся информация по какой-то группе может быть проинтерпретирована по-разному, и в зависимости от этого и будет зависеть решение об отнесении или не отнесении ее к сектам. В этих случаях в Центре Иосифа Волоцкого всегда принимается решение в пользу несектантскости группы до получения дополнительной информации, позволяющей принять окончательное решение. При этом нередки случаи, когда полученная информация позволяет окончательно снять с организации все возникавшие в ее отношении подозрения. Более того, известны примеры, когда та или иная секта в силу целого ряда факторов теряла свои сектантские характеристики и автоматически выводилась из поля внимания сектоведения.

Вопрос:
Наша организация зарегистрирована в соответствии с Законом Беларуси «О свободе совести и религиозных организациях» от 2002 года в качестве религиозной. Почему, несмотря на официальную регистрацию, Вы относите ее к сектам?
Ответ:
Необходимо различать правовой статус организации и ее оценку с точки зрения науки. Это две ни в чем не противоречащие и мирно сосуществующие друг с другом области. Наука анализирует религиозные организации Беларуси и типологизирует их в соответствии со своими критериями. Закон регулирует деятельность религиозных организаций Беларуси. Понятие секта используется при научно-исследовательской работе для описания одного из типов религиозных организаций страны. Наличие или отсутствие регистрации какой-либо организации не оказывает никакого влияния на отнесение или не отнесение ее к разряду сект с точки зрения науки. В Беларуси зарегистрировано 25 религиозных организаций и по данным Центра Иосифа Волоцкого 13 из них можно отнести к сектам и культам. Кто-то может не согласиться с теми критериями, согласно которым эти организации относятся к сектам. Это его право. Более того, несогласие с позицией Центра поощряется, т.к. разногласия в научной среде являются важнейшим фактором роста научного знания как такового, в том числе научного исследования сектантства в Беларуси. Если это несогласие имеет какое-либо научное обоснование, то этот вопрос можно решить в порядке научной полемики. Правда, несогласной стороне придется серьезно потрудиться в поисках обоснования своей позиции, т.к. как уже говорилось выше, критерии, на основании которых эти 13 групп отнесены к сектам, разработаны не в Центре Иосифа Волоцкого, а, прежде всего, ведущими учеными Европы и Америки.

Вопрос:
Термин «секта» имеет негативные коннотации и в науке не используется! Почему Вы говорите о нем, как о научном термине?
Ответ:
Действительно, в общественном дискурсе термин секта имеет ярко выраженные негативные смысловые оттенки. При этом ученые еще в 80-х годах ХХ века поставили вопрос о возможности и корректности его использования в науке. Тогда же было предложено заменить термин «секта» более нейтральными понятиями «новая религия» и «новое религиозное движение». Эти новые термины стали достаточно популярными, но так и не смогли вытеснить из науки термин секта. Ученые всех стран мира до сих пор спокойно пользуются понятием «секта», не связывая с ним никаких негативных значений. Достаточно ознакомиться с современной литературой по теме сектантства, чтобы в этом самостоятельно убедиться. Кстати, история развития понятийного аппарата сектоведения доносит до нас уникальный пример из этой области. Дело в том, что термин «культ» в значении отдельного типа религиозной организации изначально использовался в общественном дискурсе с исключительно негативными значениями. В 40-х годах американские ученые берут этот негативно перегруженный термин в научный оборот, очищают его от этого негатива, и начинают его использовать наряду с термином секта, не придавая ему при этом никаких оценочных характеристик и не обращая никакого внимания на мнение популярной прессы.

Вопрос:
Почему бы ученым не прислушаться к тому, что термин «секта» имеет в обществе негативные смысловые оттенки и не заменить его каким-либо иным, нейтральным понятием?
Ответ:
Для этого есть две, весьма существенные причины. Во-первых, практика показывает, что каким бы нейтральным термином в обществе не именовались секты, он всегда с течением времени приобретает негативные оттенки. Самое интересное заключается в том, что сектоведы не оказывают сколько-нибудь существенного влияния на появление негативных коннотаций у этих терминов в общественном употреблении. Об этом заботятся сами люди, которые, будучи недовольны деятельностью сект, начинают жаловаться на них своим знакомым, друзьям, коллегам по работе, и, наконец, в СМИ. Во-вторых, определенное количество ученых все же пыталось ввести альтернативные термины. Было придумано больше сотни альтернативных понятий, но ни одно из них не смогло прочно закрепиться в науке. Впрочем, если у кого-то есть желание ввести какой-то новый нейтральный термин, то это никем не запрещается, особенно если он будет достаточно обоснован. Время покажет, сможет ли он ужиться в науке и занять то же место, что и старый привычный термин «секта». Не считаю возможным тратить время на эти терминологические игры уже хотя бы потому, что в конечном итоге важно не то, каким термином мы называем религиозные организации, а то, как они влияют на общество, на людей, как они устроены, как они смотрят на мир, представляют ли они какую-то опасность для общества или нет и т.д. и т.п.

Вопрос:
Критикуя секты, Вы нарушаете их право на свободное исповедание своей веры!
Ответ:
Нет, это не так. Одним из гарантов сохранения демократического, открытого общества является возможность свободной критики всех без исключения его институтов. Можно критиковать традиционные религии, коммерческие структуры, общественные объединения, любые политические партии, существующий государственный строй, и, конечно же, секты и культы. В условиях открытого общества не возможно существование целого сектора, который являлся бы неприкосновенным для любой оценки и критики вне зависимости оттого, что в нем происходит, как он развивается и в каких отношениях он находится с окружающим миром. Стремление сект запретить любую критику в отношении себя отражает их желание сделать себя неприкосновенными в сравнении со всеми остальными институтами общества, создать государство в государстве и тем самым обеспечить себе идеальные условия для распространения своего влияния на это же общество. Только в тоталитарном государстве можно силовым способом установить запрет на критику сект и культов. В демократическом обществе, в котором не существует жёсткой цензуры над всем, что говорится и пишется, критика сектантства не только возможна, но она всегда присутствует в качестве важнейшего гаранта свободы слова и в том числе свободы вероисповедания. Все люди свободны в принятии какой-либо веры. Все верующие свободны в критике и оценке других вер с точки зрения своей религии. Атеисты свободны в критике людей верующих, равно как и все критикуемые свободны так же публично отвечать на критику. Примечательно, что многие секты активно пользуются этим своим правом и активно критикуют как окружающее их общество, так и иные религиозные организации. При этом эти же самые секты используют все свои силы и таланты, для того чтобы не позволить никому критиковать их самих. Как показывает история, чем более открыто и демократично общество, тем более активно в нем критикуются секты и культы. Обратите внимание, самая жёсткая общественная критика сект осуществляется в странах Европы. Безусловным рекордсменом по количеству критических публикаций по сектам является Америка.

Вопрос:
Что такое «карты Таро» и как Православная Церковь относится к гаданиям на картах Таро?
Ответ:
Термин «Таро» происходит от французского „tarotee”, которым обозначается рисунок на обратной стороне карты. Полный набор наиболее распространенного варианта современной колоды карт Таро включает в себя комплект из 78 карт, из которых 56 являются обыкновенными игральными картами (от двойки до туза четырех мастей, плюс карта «Рыцарь» четырех мастей) и 22 собственно картами Таро. Карта Таро представляет собой пронумерованное от 1 до 21 изображение, соответствующее ее наименованию: «Маг», «Папесса», «Императрица», «Император», «Иерофант», «Влюбленные», «Колесница», «Справедливость», «Отшельник», «Колесо Фортуны», «Сила», «Повешенный», «Смерть», «Воздержание», «Дьявол», «Башня», «Звезда», «Луна», «Солнце», «Суд», «Мир». Двадцать вторая карта «Шут» не имеет своего номера и считается «нулевой».
Первая колода карт Таро была создана в промежутке между 1410 и 1440 гг. в северной Италии. 22 карты Таро, именовавшиеся тогда «козырными картами», были соединены с существовавшей к тому времени колодой игральных карт и использовались в обыкновенных карточных играх. С момента создания и вплоть до конца XVIII века не существует никаких свидетельств о том, что картам Таро придавалось какое-либо религиозное, мистическое или оккультное значение. Существовало множество различных вариантов графического исполнения карт Таро и карточных игр, с ними связанных. Первые три с половиной века своего существования карты Таро являлись обыкновенной азартной игрой, ничем не примечательной по сравнению с иными видами карточных игр.
В конце XVIII века французский оккультист Жан-Батист Аллиэттэ принимается за систематическую разработку искусства гадания на обыкновенных игральных картах. Аллиэтэ предлагал оккультные толкования не только отдельных карт, но и различных их сочетаний. Он разрабатывает правила раскладки карт и способы определения «силы их влияния». Согласно Аллиэтэ, сам процесс раскладывания карт предполагал мистическое соединение гадателя и его клиента. В 1781 году пастор реформаторской Церкви и масон Антуан Курт дэ Гэбэлин издает книгу, в которой наделяет сами карты Таро оккультным смыслом. Познакомившись с работой Гэбэлина, Аллиэтэ в 1783 году издает пятитомный труд, посвященный оккультно-мистическому толкованию колоды карт Таро. Таким образом, Аллиэттэ и Гэбелин заложили основание для развития нового течения в оккультной среде общества, именуемого тароизмом. Под тароизмом понимается весь спектр оккультно-мистических, религиозных и псевдорелигиозных практик, в основе которых лежит та или иная форма использования карт Таро.
Тароизм достаточно быстро вписался в среду оккультных и эзотерических течений. В границах оккультных интерпретаций карты Таро стали связываться в одно неразрывное целое с каббалой, астрологией, религией древнего Египта, нумерологией, магией, китайской книгой перемен, кельтскими мифами и т.д. Вопреки фактам истории, они стали восприниматься как одно из древнейших творений человечества, насчитывающее многие тысячелетия. Практика гадания на картах Таро была искусственно окружена ореолом таинственности, безошибочности и всемогущества. В числе известных магов и оккультистов XIX и XX вв., занимавшихся разработками теории и практики тароизма, можно отметить Элиафаса Леви, Жана-Батиста Питу, Жерара Энкассэ, Артура Уайта, Алистера Кроули и др. Карты Таро использовались в большом количестве тайных оккультных орденов и сект, самыми известными из которых являются Герметический Орден Золотой Зари и Орден Восточных Тамплиеров. С течением времени появилось большое количество оккультных теорий, по разному интерпретирующих смысл карт Таро и предлагающих оригинальные способы их раскладки для получения наиболее «эффективного» результата. Появились также новые варианты изображений самих карт Таро. Постепенно тароизм зарекомендовал себя не только как известное оккультное течение, но и как весьма выгодное коммерческое предприятие. Население, не знающее реальной истории возникновения карт Таро, не разбирающееся в вопросах религии и религиозного сектантства, готово платить большие деньги за предсказание своего будущего. Шарлатаны и коммерческие организации, желающие заработать на невежестве и безграмотности людей, создают Центры, оказывающие услуги в области гаданий на картах Таро. Книжные магазины всего мира, в том числе и Беларуси, продают наборы карт Таро и самоучители по гаданию на них.
Таким образом, тароизм является псевдорелигиозным, оккультным движением. Все люди, постоянно пользующиеся услугами тароистов и/или сами распространяющие идеи тароизма, не могут считать себя членами Православной Церкви в силу разделяемых ими взглядов. Любые заявления организаторов и руководителей тароизма о его связи с Православной Церковью и не противоречии гадательных и иных практик тароизма вероучению Православной Церкви не соответствуют действительности. Причастие к тароизму пагубно влияет на духовное здоровье человека.

Вопрос:
Что Вы думаете о деструктивных сектах?
Ответ:
В работе Центра Иосифа Волоцкого понятие «деструктивные секты», равно как и понятие «тоталитарные культы» не используются вообще. Деструктивность и разрушительность той или иной секты является величиной изменяющейся, динамической, а не постоянной и статической. Деструктивность полагается здесь в качестве возможной приходящей и уходящей характеристики сект, но не существенной их составляющей. Одна и та же секта на разных этапах своей деятельности может быть чудовищно разрушительной и не причиняющей никакого вреда на других. В силу этого какие-либо организации являются сектами не потому, что они опасны и деструктивны, но потому, что они соответствуют определенному набору критериев, позволяющих идентифицировать их в качестве таковых. Сами эти критерии нейтральны. Анализ возможной деструктивности конкретной секты и фактов ее проявления проводится в Центре уже после нейтральной, научно обоснованной идентификации той или иной организации в качестве секты, культа, клиентурного или аудиторного культа.

Вопрос:
Какие категории людей, чаще всего уходят в секты?
Ответ:
К общим характеристикам, в той или иной мере присущим всем потенциальным адептам сект и культов, относятся:
а) отсутствующие или сильно сниженные способности к критическому мышлению, всестороннему осмыслению любых возникающих на жизненном пути ситуаций;
б) отсутствующие или сильно сниженные способности к самостоятельному принятию решений, недостаток умения и готовности нести ответственность за свои поступки;
в) отсутствующая или чисто формальная принадлежность к традиционной религии.
Глубокое знание и понимание основ христианской веры в сочетании с критичностью мысли и внутренней свободой являют собой непреодолимое препятствие для любых попыток закабаления человека, втягивания его в секты и иные тоталитарные системы. Следует отметить, что наличие даже не всех трёх характеристик в комплексе, а лишь одной из них значительно повышает для человека риск быть втянутым в секту. Различаются лишь способы и результаты входа в религиозную организацию. Так, неверующие, но ответственные и критически мыслящие люди, войдя в секту, достаточно быстро достигнут там руководящих должностей. В то же время глубокая вера, лишённая критичности мышления и ответственности, может привести человека к внутрицерковному сектантству.

 


 Вопрос:
Как относиться к периодически называемому в прессе количеству сект, действующих в той или иной стране мира?
Ответ:
Следует понимать, что такие упоминания достаточно часто имеют идеологическую по­доплеку. Как правило, в публичном дискурсе называются неимоверно огромные, либо, не­сколько реже, ничтожно малые числа. В первом случае в обществе искусственно нагнетается паника вокруг сектантства. Во втором поддерживается упрощенное, примитивное восприя­тие религиозного пространства страны, естественным следствием которого является неспо­собность населения ориентироваться во всем многообразии форм религиозных организаций. В обоих случаях имеют место либо существенные ошибки в расчетах, ведущие к неадекват­ности восприятия феномена нетрадиционной религиозности, либо попытка целенаправ­ленного введения людей в заблуждение. Интересно, что в каждом варианте активно эксплу­атируется распространенное среди населения заблуждение о том, что существует прямая зависимость между количеством сект и степенью их опасности для человека и общества. В результате большие числа сект вызывают у людей чувство угрозы и страха, а малые должны их успокаивать. Однако количество сект никак не связано с опасностью, которую они могут представлять для человека и общества. Но, что гораздо важнее, у подавляющего большинства людей отсутствует необходимый набор знаний, позволяющий хоть как-то адекватно оценить значение любых называемых чисел. Это означает, что даже если какая-то группа исследова­телей найдет точное количество сект, действующих в настоящее время в той или иной стране мира, публикация этого числа не внесет большей ясности в умах людей, но опять же, станет заложником тех или иных идеологических конструктов, сформированных в обществе вокруг феномена сектантства. Именно поэтому журналисты, чиновники, политики, сектоведы, а так­же ученые, публично называющие конкретные числа действующих сект, либо заявляющие о полном отсутствии сект, нисколько не проясняют ситуацию для населения, но еще больше ее запутывают. Как к этому относиться - решать Вам.

 


Вопрос:
Какие типы сектантства существуют в Беларуси?
Ответ:

Многообразие форм нетрадиционной религиозности на территории Республики Беларусь может быть типологизиро­вано по двум основаниям: а) особенностям структуры; б) спец­ифике содержания.
а) основные типы структуры нетрадиционной религиоз­ности:
1. Секты и культы – организации, имеющие сильную ор­ганизационную структуру, институт постоянного членства, всесторонне развитое вероучение, охватывающее все сферы бытия человека и мира. Секты и культы имеют религиозную направленность и допускают возможность пожизненного во­влечения человека в свою деятельность. Отличаются секты от культов особенностями своего возникновения. Секты об­разуются в результате откола от какой-либо иной религиозной организации (традиционной религии, либо секты). Культы появляются в результате радикальной инновации - процесса целенаправленного создания или спонтанной самоорганизации религиозной группы, при противопоставлении ее окружающему религиозному пространству и без предшествующей структурной зависимости от какой-либо иной религиозной организации.
2. Клиентурные культы - организации, имеющие слабо развитую организационную структуру, институт временного членства и претендующие на полноту знаний в какой-либо конкретной сфере бытия человека и общества. Клиентурные культы предлагают ограничен­ный набор специализированных услуг за определенную плату или компенсацию и изначально не предполагают выстраивания долгих отношений со своими «клиентами». Временное член­ство в них, длящееся от нескольких дней до нескольких лет, заключается в прослушивании лекций, участии в семинарах, тренингах, сеансах исцеления или контактах с высшим разумом, инициациях, обучении составлению гороскопов и т.д. Клиентурные культы могут иметь рели­гиозную, псевдопсихологическую, экологическую, образовательную и др. ориентации.
3. Аудиторные культы - отдельные индивиды или небольшие группы лиц, имеющие минимальную организационную структуру с системой регулярной трансляции оккультно-мистического знания в массы и/или с оказанием упрощенных оккультно-ритуальных услуг, при полном отсутствии института членства. Наиболее распространенные формы аудиторных культов включают в себя публичные лекции, выставки, концерты, а также частные практи­ки астрологов, экстрасенсов, магов, колдунов и др. Ни к чему не обязывающая «принадлеж­ность» к ним подразумевает посещение указанных мероприятий и индивидуальных практик.
4. Культовая среда общества, которая включает в себя все неинституционализирован­ные нетрадиционные религиозные идеи, смысловые конструкции и ритуальные практики современного общества, передаваемые и поддерживаемые как конкретными людьми, их раз­деляющими, так и с помощью литературы, аудио-, видеоматериалов, периодических изданий, TV передач и др. носителей информации соответствующего содержания. Приметы и суеверия, вера в НЛО и аномальные зоны, в энергетический вампиризм, в действенность порчи и сгла­за, в особое значение сновидений и их толкование, в силу талисманов и оберегов, в гадания и астрологические гороскопы и т.д. и т.п. являются лишь некоторыми наиболее распростра­ненными в современном мире ее составляющими. Культовая среда общества является самым большим и значимым типом нетрадиционной религиозности.Приметы и суеверия, вера в НЛО и аномальные зоны, в энергетический вампиризм, в действенность порчи и сглаза, в особое значение сновидений и их толкование, в силу талисманов и оберегов, в гадания и астрологи­ческие гороскопы и т.д. и т.п. являются лишь некоторыми наиболее распространенными в современном мире ее составляющими. Культовая среда общества является самым большим и значимым типом нетрадиционной религиозности.
5. Внутрицерковное сектантство - всевозможные формы нетрадиционных, языческих, оккультно-мистических верований и практик, существующих в границах традиционных ре­лигий мира. Такие народные формы религиозности, редуцирующие и искажающие ортодок­сальное вероучение и религиозную практику являются практически неконтролируемыми об­разованиями и сопровождают жизнь всех без исключения религий мира.
6. Сектоподобные группы – организации, совмещающие в своих границах не имеющие ничего общего с сектантством элементы, с рядом чисто сектантских характеристик. Такое со­вмещение достигается одним из двух основных способов.
а) путем тесного переплетения сектантского и несектантского компонентов на уровне вероучения, структуры, членства, или деятельности организации; б) посредством простого соприсутствия обоих компонентов в границах одной и той же организационной структуры. Сектоподобные группы глубоко нестабильны и являются пограничной или переходной фор­мой сектантской организации. Они могут также легко терять свои сектантские характери­стики, как и развивать их превращаюсь в полноценные культы (либо клиентурные культы). Соответственно их сектантскость является постоянно изменяющейся величиной и лишь в редких случаях организации этого типа могут сохранять status quo на протяжении достаточ­но долгого времени.
б) основные типы нетрадиционной религиозности по содержанию:
1. Астрологические центры – организации, занимающиеся выработкой и распростране­нием «знания» о влиянии небесных тел (звезд, планет, астероидов и т. д.) на жизнь и судьбу человека и общества.
2. Движение нового мышления представлено организациями, объединенными учением о возможности достижения любых идеалов: исцеления всех болезней, духовного, интеллекту­ального, морального, физического и психического совершенствования посредством постиже­ния науки или методики правильного мышления.

3. Коммерческие культы представлены: а) группами многоуровневого маркетинга в си­стему продаж которых включаются религиозные и/или псевдорелигиозные обоснования не­обходимости покупки товара; б) группы лотерейного типа, использующие религиозно-сим­волические системы аргументации для пробуждения у людей необоснованной надежды на получение выигрыша при очередном розыгрыше каких-то благ.

4. Неоязычники – группы, пытающиеся реконструировать древние дохристианские, по­литеистические религиозные верования, обычаи и обряды разных стран мира в их первона­чальном виде.

5. НЛО-культы разделяются на: а) «светские НЛО-культы», занимающиеся любитель­ским изучением НЛО и аномальных явлений и распространением информации о них в СМИ; б) религиозные НЛО-культы, поклоняющиеся инопланетянам как существам имеющим боже­ственную природу.

6. НРД восточной ориентации – религиозные организации, отколовшиеся от какой-либо из традиционных религий Востока или воспроизводящие с различными искажениями их ве­роучение и культовую практику.

7. Оккультно-мистические НРД – религиозные организации, претендующие на преем­ственное или приобретенное право хранения, воспроизведения и распространения элемен­тов вероучения и ритуальной практики одной из оккультно-мистических, эзотерических традиций мира (герметической, гностической, каббалистической, розенкрейцеровской, тео­софской, и др.).
8. Политические культы – экстремистские, националистические, террористические и иные группировки, обосновывающие свою программу политических действий с помощью ка­кого-либо религиозного или псевдорелигиозного учения.

9. Псевдонаучные культы – организации, основывающиеся на математических, физиче­ских, химических или иных разработках, которые, во-первых, содержат с научной точки зре­ния грубые ошибки, и, во-вторых, являются отправной точкой в разработке нового религиоз­ного учения либо псевдорелигиозной системы взглядов на человека, природу и общество.

10. Псевдопсихологические культы – организации, оказывающие населению психологиче­ские услуги, но, во-первых, не имеющие при этом необходимой профессиональной подготов­ки и аккредитации; во-вторых, пользующиеся альтернативными, не признаваемыми тради­ционной наукой методами и практиками; и, в-третьих, смешивающими свои методы работы с псевдорелигиозными учениями и концепциями.

11. Псевдохристианские НРД – религиозные организации, имеющие в основе христиан­ское вероучение, сильно видоизмененное под влиянием новых откровений или учений, вве­денных основателями организации.

12. Сатанисты культивируют учение, в основании которого лежит та или иная форма поклонения сатане или темным силам как символу восстания против любого типов светской и религиозной власти.

13. Синкретические культы – религиозные организации, смешивающие в самых раз­личных вариантах и комбинациях элементы вероучения и ритуальной практики нескольких сильно отличающихся друг от друга религиозных организаций в единую религиозно-симво­лическую систему.

14. Спиритические культы – организации, основанные на псевдорелигиозной практике, состоящей в установлении контакта человека с «миром духов», и/или в его использовании в качестве канала связи с потусторонним миром, из которого может «поступать» разнородная информация преимущественно религиозного содержания.

15. Утопические культы – религиозные организации, стремящиеся к построению идеаль­ного общества на Земле посредством создания общежительных общин, находящихся на пол­ном материальном самообеспечении.

16. Христианские секты – религиозные организации, сохраняющие в своем вероучении основные положения традиционных христианских церквей, но претендующие на восстанов­ление первоначального христианства I–III вв. н. э. и не учитывающие при этом весь позитив­ный и негативный опыт его двухтысячелетнего развития.

17. Центры экстрасенсорного воздействия, магии и целительства – организации, зани­мающиеся разработкой, распространением и практическим применением знаний в сфере не­традиционных, паранормальных и псевдорелигиозных методов воздействия на человека и его окружение.

 


Вопрос:
Как эти типологии связаны друг с другом?
 Ответ:
Выделенные типы нетрадиционной религиозности по структуре и содержанию в реаль­ности не существуют друг без друга. Каждый тип по структуре требует привязки к конкрет­ному типу по содержанию. В отрыве друг от друга они являются абстракцией, идеальным конструктом, не имеющим никакого соответствия себе в реальности. Наложение 17 типов по содержанию на 6 типов по структуре дают 102 потенциально возможных типа нетрадицион­ной религиозности. Так, например, существуют восточные секты и культы, восточные кли­ентурные и аудиторные культы, восточные сектоподобные группы; восточные идеи могут распространяться в культовой среде общества и являться частью учения внутрицерковной сектантской группы. Все вместе данные типы образуют 102 базовых элемента системы не­традиционной религиозности.

Вопрос:

Имеет ли данная типология универсальный характер?

 Ответ:

Нет. Специалистам известно значительное количество иных типов нетрадиционной ре­лигиозности, не включенных в данную типологию. Во-первых, в Азии, Африке и Южной Аме­рике существуют отдельные типы сектантства по содержанию, отсутствующие в Беларуси. Во-вторых, если взглянуть на историю нетрадиционной религиозности в исторической ре­троспективе, то окажется, что конфигурация сектантства менялась с течением времени в пла­не исчезновения одних типов по содержанию и появления других. Так, сектантство Беларуси XII или того же XVIII столетий выглядело несколько иначе. Соответственно данная типология привязана к современной ситуации в Беларуси и вполне может поменяться с течением време­ни. Принятие иных географических параметров при составлении типологии также приведет к корректировке количества типов по содержанию.

 


Вопрос:
Возможны ли иные подходы к составлению типологии нетрадиционной религиозности?
Ответ:

Да, не только возможны, но даже необходимы. Приведенная типология представляет многообразие форм нетрадиционной религиозности Беларуси, но совершенно бесполезна для решения целого ряда иных вопросов и научно-исследовательских задач. Так, например, сектантство Беларуси может быть типологизировано по особенностям отношения к обще­ству. В зависимости от конкретных исследовательских целей и задач учеными предлагаются самые разные типологии нетрадиционной религиозности, которые могут способствовать в той или иной степени улучшению понимания данного феномена.


Прочитано 6156 раз Последнее изменения Пятница, 11 Ноябрь 2016 12:58

Баннер

Код нашего баннера:

unrel.org

<a href="http://www.unrel.org/"
width="88" height="39"><img src='http://www.unrel.org/images/banners/banner3.jpg'></a>